Алексей Шепелёв (shepelev) wrote in moyleningrad,
Алексей Шепелёв
shepelev
moyleningrad

Categories:

Проверено временем

По наводке уважаемого matveychev_oleg попал на одну недописанную статью:

Всякий, кто впервые попадает в столицу Франции, город Париж, ожидает узреть в этом знаменитейшем мегаполисе что-то свое. Что-то вычитанное в книгах, почерпнутое из литературы, навеянное кинематографом. У кого-то эти ожидания оправдываются, у кого-то нет. Кто-то навсегда влюбляется в этот Город. У кого-то он вызывает отторжение. Есть и такие. И в последние десятилетия, к большому сожалению, их число потихоньку растет. Больно уж город Дюма, Наполеона, де Голля, Ренуара, Вольтера, Робеспьера, Мане, Людовиков, Марата, Алена Делона и тысяч других великих французов перестает соответствовать их привычному образу. Самих галлов в столице все меньше, их стремительно замещают толпы негров, индусов, пакистанцев, малазийцев, арабов и иных пришельцев. Они кажутся чужеродными древним камням Парижа. Это уже нечто иное, чем молодцеватые зуавы Первой Мировой и гордые мамелюки Наполеона. Причем, гости из бывших колоний явственно видны, а вот образ истинного француза начинает размываться под натиском всевозможных мулатов. Главная особенность французской столицы в том, что тот Город, который мы видим сейчас – это не город Людовика и Наполеона Буонапарте. Это город Наполеона Третьего. Именно при нем были снесены десятки тысяч старых домов, на месте которых возникли красивейшие строения из светлого известнякового камня, с чугунными решетками и деревянными жалюзи. Вообще, светлый известняк – это визитная карточка Парижа, наравне с Эйфелевой башней. Город стоит на громадных его залежах. Для получения первоклассного строительного материала, мягкого в обработке и долговечного, французам издревле не нужно было далеко ходить. Они просто рыли каменоломни у себя под ногами. А когда понадобилось, пустили по бесхозным тоннелям выработок поезда метро. Именно бесконечное количество известняка и создает неповторимый ансамбль Парижа. Столетиями из него возводили прекраснейшие соборы и дворцы, не озадачивая себя чем-то иным. Поэтому, древний Собор Парижской Богоматери выглядит единым комплексом с Лувром, и возведенным в 1914 году на монмартрском холме собором Сакре-Кёр.
Причем, камень, извлеченный из глубины шахт, имел розовый оттенок, и шел на фасады строений. А залегающий у поверхности серый известняк, использовался для возведения боковых и задних стен. Сотни долгих лет Париж старательно украшал себя величественнейшими зданиями и ансамблями, такими как Лувр, Могила Наполеона, Сакре-Кёр, Эйфелева Башня, Триумфальная Арка и тысячи других. Но, все это великолепие созидания однажды закончилось. Закончилось с началом Первой Мировой Войны…

Проблемы, правда, начались гораздо раньше. Когда две Великие Нации, Британия и Франция поделили Планету, выяснилась одна маленькая особенность. Английский Капитал первоначально был торгово-промышленный. А французский – банковский. Британцам оказалось выгодно заводить детей – они сильно помогали в контроле над заводами-фабриками. Французам же многочисленные наследники были ни к чему – они только съедали прибыль от «стрижки купонов». Так что, галлы очень любили кокоток и не любили детей. Именно поэтому, столетиями Франция привечала всевозможных иммигрантов. Что очень плохо сказывалось на количестве и качестве призывного контингента. Чем и были обусловлены проблемы Республики после наполеоновских войн. Переломным моментом в истории Франции исследователи считают потерю Квебека. За громадные почти неосвоенные территории, способные поставлять в метрополию в лучшем случае зерно, особо бороться и не стали, признав более важным сохранение островов с пряностями, дающими громадный сиюминутный доход. Как писал академик Е. Тарле, так «Франция пожертвовала своим первородством».
Переход под полный контроль Британии, Крымская и Франко-прусские войны, как и чехарда «республик» так же не лучшим образом отразилось на Франции. Но, мировая карта Африки и Индо-Китая была еще раскрашена французскими цветами и жизнь продолжалась… Окончательное пике, перешедшей под контроль Британии после наполеоновских войн, Великой Франции началось с того, что в начале 20 века немцы окинули тяжелым взглядом из-под пикельхельма окружающую действительность, и отчетливо содрогнулись.
Гордые тевтоны неожиданно осознали, что коварно обмануты. Из всех серьезных мировых держав, лишь они единственные оказались практически лишенными территорий, которые можно беззастенчиво грабить. Конечно, были некие приобретения в Африке и Индо-Китае, но, по сравнению с землями, на которых увлеченно мародерствовали англичане и французы, практически поделившие Планету, немецкие лоскутки выглядели крайне жалко. Недавнее издевательство немцев над галлами в франко-прусской войне 1870-1871 годов, по сути, ничего не изменило. Что было вопиюще неправильно. И Кайзер всех германцев, подбадриваемый национальной аристократией, решил это дело слегка поправить. Англичане плотно сидели на своем острове, и чтобы их оттуда достать, необходим был грандиозных размеров флот. Но, рядом с неспокойными тевтонами посчастливилось расположиться Российской Империи и Французской Республике. На них-то и пал выбор Вильгельма. С русскими немцы воевали давным-давно, и не удачно. А вот лягушатников мутузили и унижали совсем на днях. Практически вчера. И Кайзер решил этот кундштюк повторить. Тем более, что шансы были вполне осязаемые. Германия имела кадровую армию в 780.000 человек. По окончании мобилизации – 3.800.000 человек, плюс Ландсвер. При 7.312 полевых и 2.000 тяжелых орудиях. Франция же имела кадровую армию в 884.000 человек. По окончании мобилизации – 3.780.000 человек. При 3.960 полевых и 688 тяжелых орудиях. Правда, была еще Российская Империя. Но, ее обещал занять Австро-Венгерский Император. Идея Генерального Штаба Германской Империи, названная «План Шлиффена» подразумевала скоростное унижение обоих врагов по очереди.
Сначала немцы нападали на французов, топтали их, а после, пользуясь крайней развитостью железнодорожного транспорта, споро перебрасывали войска на Восточный фронт. Где бились с русскими. Но, как сказал еще граф Толстой по поводу другой европейской войны, гладко было на бумаге. Как показали дальнейшие события, немцы не учли целый ряд пунктов. Проще говоря, у них все сразу пошло «наперекосяк». Самым важным фактором стала позиция Британии. Если Англия не вступала в войну, либо, вступала не сразу, у немцев вполне хватало сил расправиться с обоими континентальными противниками. На фронт немцы выделили семь армий. Две сдерживали Францию. Четыре – через Бельгию заходили ей в тыл. И лишь одна действовала против России. Австрия при этом, оставив заслон перед Россией, нападала на Сербию, и рвалась к Проливам Босфор и Дарданеллы. Россия выставляла против противников шесть армий. Франция требовала атаки силами четырех из них Германии. Но, русские решили по-своему, и бросив на немцев всего две армии, четырьмя атаковали австрийцев, чтобы захватить проливы первыми. Англия же никуда не торопилась. План Шлиффена ожидаемо не сработал. Взять Париж немцам так и не удалось. Как не удалось, не смотря на «снарядный голод» и потерю западной части Империи «выбить» из войны Россию. Русские просто задавили противника плохо вооруженными толпами крестьян в серых шинелях, после чего заказали у союзников массу оружия и озадачились, наконец, собственной промышленностью. Пришлось гордым германцам воевать на несколько фронтов одновременно, чего они позволить себе не могли. Первая Мировая перешла в затяжную войну на истощение. Для Франции ситуация усугублялась тем, что громадная часть ее непосредственной территории была оккупирована врагом. Страна потеряла сотни заводов, домен, фабрик, прокатных станов и миллионы рабочих рук. Только в одном захваченном немцами районе Брие французы потеряли 83% добычи железной руды, свыше 60% производства чугуна, стали и угля! Из 170 доменных печей они потеряли 84, то есть, ровно половину, из 164 мартенов – 48, из 100 конверторов – 53, плюс к этому 104 прокатных стана и проч. Но, Французская Республика смогла в очередной раз подтвердить свои имперские корни, и за считанные месяцы восстановила и увеличила производство военной продукции. И к концу первого года войны была оснащена лучше любой страны Антанты!
Были заново созданы чугунная и сталелитейная промышленности.К концу 1914 года страна уже не испытывала недостатка в оружии и боеприпасах! На тот момент, это был просто невероятный трудовой подвиг, превзойденный в последствие только в Великую Отечественную Советским Союзом. В дальнейшем, промышленность Французской Республики буквально завалила страны Антанты своими боеприпасами, вооружением и снаряжением. Которых с избытком хватало собственно французской армии. Плюс к этому, Франция производила больше артиллерии и боеприпасов чем Англия, снабжая ее Экспедиционный корпус орудиями, танками, бОльшей частью самолетов и 4/5 снарядов. Прибывшие в Европу американские войска так же оснащались французами. Из 4.194 их орудий, 3.532 были французскими, из 6.364 самолетов, французскими были 4.874 (у США до сих пор артиллерия «французских» калибров)! Русская армия тоже не была обойдена. Она массово получала оружие и боеприпасы из Франции. Вымаливая поставки и кредиты. Франция охотно продавала ей за золото и солдат старые тяжелые пушки, винтовки, снаряды (фирма «Ситроен» родилась именно на снарядных поставках для Российской Империи, а именно на шрапнельных снарядах, и только после войны занялась автомобилями), моторы, самолеты («практически ВСЕ авиационное имущество»), паровозы и многое другое… Плюс, в последствие, Франция к тому же полностью оснастила новую польскую армию Пилсудского, перед ее печальным походом в Россию. О гигантских объемах выпускаемой продукции говорит то, что в начале 1916 года Франция выпускала 148.000 штук 75-мм. снарядов В ДЕНЬ! Во время Великой Войны Французская Республика, как и всякая нормальная Колониальная Империя активно бросала в топку Войны «пушечное мясо», привезенное из колоний. И весьма успешно – именно ударные части «зуавов» - марокканцев совершили Чудо на Марне. Это они, по приказу генерала Галлиени, прибыли к месту германского прорыва на шестистах парижских такси и отбросили неприятеля от Столицы. Кроме частей 19-го Корпуса, известного под именем «Африканская армия», Франция располагала еще и «Ла Колониаль», набранной из регулярных солдат и призывников колоний. Войска везли со всего света – из Судана, Конго, Гвинеи, Чада, Мавритании, Западной Африки, ЦАР, Алжира, Камбоджи, Вьетнама, Туниса, Марокко, Французского Индокитая, Сенегала, Нигера, Верхней Вольты, Экваториальной Африки и т.д. Но, и этого пушечного мяса французам вскоре стало не хватать, немецкий пулемет МГ08 оказался существом весьма прожорливым. И они попросили данное мясо у Российской Империи.
Де-факто, это был обмен оружия на боевых рабов. «У вас – товар, у нас – купец.» Французы требовали прислать им 400.000 русских солдат. Добрый, пекущийся о Народе, Царь откликнулся на просьбу «сердечных союзников» и, дабы сохранить побольше драгоценной галльской крови, отправил во Францию 4 «особые» пехотные бригады. «Особые», потому, что в них набирали самых сильных, высоких и здоровых «боевых рабов». В первый полк зачисляли только грамотных православных (старообрядцев не брали) сероглазых шатенов, во второй – голубоглазых блондинов. Стопроцентная грамотность в русском полку тогда считалась чем-то из области фантастики. Но, «сердечные друзья» должны были быть довольны, так что, собирали ТАКОЙ личный состав по всей Империи. До 400.000 дело не дошло, в 1916 году во Францию прибыло 750 русских офицеров и 45.000 солдат и унтеров. Они приплывали без оружия и амуниции, только со своей формой. В дальнейшем, русский Царь, по мере надобности, досылал союзникам людей взамен брошенных французским командованием на германские пулеметы. Чтобы солдаты чувствовали себя веселее, в Особом Корпусе ввели забытые уже телесные наказания. Демократичные французы сперва пребывали в шоке, они были равноправными гражданами одной Страны и обращались друг к другу «мой капитан», «мой лейтенант», что резко контрастировало с русским «ваше высокоблагородие».
Постепенно французские офицеры стали в результате такого отношения относится к русским солдатам как к бессловесным рабам. Типа диких африканцев. Соответственно, русских и кидали на самые опасные направления. После гнуснопрославленной бойни Нивеля, когда русских без артподготовки (она предназначалась лишь расово правильным французским подразделениям) бросили на прорыв германских позиций, в наступавших частях погибло до 70% личного состава. Потери составили около 5.000 человек. Единственные, выполнившие боевой приказ, русские были отведенные в тыл, где потребовали возвращения на Родину. Временное Правительство было резко против, и Корпус решили доконать совсем, отправив на Салоникский Фронт. Личный состав, в основном состоявший из рабочих, поднял мятеж, и был расстрелян союзниками из орудий. В подавлении выступления участвовали и свежие части, прибывшие из России, и солдаты-ветераны Корпуса, набранные из крестьян. По некоторым данным, погибло, и было ранено от 600 до 1.000 человек… Мне, лично, эти цифры кажутся завышенными. Некоторые историки считают мятеж в лагере Ла-Куртин в сентябре 1917 года первым этапом Гражданской Войны. Не удивительно, что в последствие, большинство выживших на чужбине участников Особого Корпуса дралось в Гражданской Войне на стороне красных. Среди них – будущий Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский.
После подавления мятежа, Корпус был расформирован, часть военнослужащих записалась в Иностранный Легион. Правда, не смотря на все традиции Свободы Равенства и Братства, во Французской Армии дисциплина поддерживалась огнем и мечом. В качестве расстрельных команд и войск для подавления мятежей, часто использовались подразделения зуавов. Они ОЧЕНЬ любили стрелять в белых господ. Еще в начале войны Командование добилось от Правительства рассмотрения дел в военных судах без предварительного следствия, и исключения любых возможностей помилования и пересмотра решений. Главком генерал Жофр добился формирования военно-полевых судов («особые военные советы») из 3 человек, которые выносили решение сразу и без показания свидетелей! Постановление о расстреле исполнялось в 24 часа. Всего французские суды вынесли 140.000 решений, в том числе, 2.400 смертных. Часть из них отправили на каторгу, а 600 человек расстреляли.


Оценки и выводы у меня свои, но фактура ознакомления заслуживает. И жаль, что работа не завершена.
Взято тут:
https://worldrussia.com/История/pochemu-frantsiya-pobedila-vo-vtoroy-mirovoy-pervaya-chast
https://worldrussia.com/История/pochemu-frantsiya-pobedila-vo-vtoroy-mirovoy-vtoraya-chast
https://worldrussia.com/История/pochemu-frantsiya-pobedila-vo-vtoroy-mirovoy-tretya-chast
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment