smirnov_vasilii wrote in moyleningrad

Category:

Крепостное право — история и современность

А Корзухин Сбор недоимок
А Корзухин Сбор недоимок

Суть крепостного права в зависимости земледельца-крестьянина от владельца земли, населяемой и обрабатываемой крестьянином. Крепостное право не есть чисто российское изобретение.  В европейских странах крепостная зависимость появилась в IX—X веках. В большинстве европейских стран крепостная зависимость исчезла в средние века, хотя в некоторых сохранялась в большей или меньшей степени вплоть до XIX века (Германия, Польша, Австро-Венгрия).   Крепостное право в России, как совокупность юридических норм регулирующих для крестьян государственную повинность, было оформлено рядом Государевых Указов, в том числе дававшим право крестьянам на переход от одного феодала к другому. В России в наиболее тяжелой для крестьянства форме крепостное право существовало с 1724 по 1861 гг. , то есть менее полутораста лет и, к тому же, не распространялось на всё крестьянство, не говоря уже об остальном населении. К тому же крестьянство активно сопротивлялось помещичьему произволу — убегало от помещиков, жгло помещичьи усадьбы, поднимало восстания. Однако, несмотря на это, до сих пор «либеральная общественность» использует факт отмены крепостного права в России лишь во второй половине XIX века, как свидетельство рабской сути русских, закрепленной чуть ли не на генетическом уровне.

С проблемой оценки крепостного права в России я столкнулся, когда услышал от учителя истории Г.В.Абрамовича, что крепостное право было не столь чудовищным, как рассказывали учителя литературы. Я поговорил на эту тему с отцом. В детстве он долго жил у своего деда, родившегося ещё при крепостном праве. Оказалось, что «классовой ненависти» у крестьян к их помещику Львову не было. Было почтение, как к образованному и близкому к власти, и снисхождение, как к совершенно не знавшего жизнь. И никакой зависти! И чему завидовать, если у помещика не всегда было мясо на столе. Правда это была деревня на севере, на границе с Заволочьем — в этих местах помещики никогда не «баловались». Места глухие, земли много — обиженные помещиком крестьяне запросто могли сжечь усадьбу и уйти семьёй за волок. Как-то рабская суть на генетическом уровне у моих родственников не проявлялась.

Важной особенностью крепостного права в России является то, что оно изначально представляло собой не систему сословного или государственного угнетения крестьянства, а систему организации поступления в казну ресурсов, необходимых  на выполнение важнейших задач по обеспечению безопасности государства и его граждан. Эта особенность крепостного права ярко проявилась в период формирования поместного землевладения во времена правления Ивана III. 

Становление поместной системы землевладения в конце XY в. и в XYI в. было изучено Г.В.Абрамовичем на основании анализа новгородских переписей этого периода. В отличие от летописей, фальсификация этих источников бессмысленна, поэтому их анализ дает достоверные результаты. При этом анализ первоисточников был проведен этим ученым, историком и экономистом-практиком, блестяще, с проявлением присущих ему высочайшей работоспособности,  логичности мышления и бескомпромиссности в отстаивании полученных научных результатов. Проведенный анализ показал, что ликвидация вотчинного и упорядочивание поместного землевладения привела к высокому экономическому подъему в этих краях. Во многом благодаря этим реформам Ивана III (Великий) смог объединить северо-восточную Русь в единое государство, прекратить даже номинальную в те времена зависимость от Орды, заключить договор с Крымским ханом, противостоять посягательствам Великого Литовского княжества на Русь.

Рост государственных податей приводил к обеднению помещиков и крестьян. Для сокращения податей помещики укрывали от писцов живущую пашню и крестьянские поселения, проводили распашку и косьбу на неучтенных пустошах,  а крестьяне сокращали тягловую запашку до уровня приусадебного участка, то есть действовали против государства и вполне согласованно. Это вполне объяснимо — помещики должны били иметь средства для содержания собственных семей. В тоже время, усиление нагрузки на крестьянство имело свои чисто физиологический предел — крестьянин должен был не только выжить сам, но и прокормить себя, свою семью, обеспечить приемлемые условия жизни родных. Поэтому в ряде случаев крестьяне были вынуждены бросать тягловые наделы и уходить на окраины, в монастыри или к «сильным людям». В результате это привело к тому, что, как писал Иван IY (Грозный), бояре, «собрав себе великие богатства», «о всём православном христианстве не хотя радети и от недругов его от Крымского и от Литовского и от Немец не хотя крестьянства обороняти», «сами от служба удалятися и за православных крестиян стояти не похотели». В условиях самодержавия это породило опричнину и дальнейшее правовое закрепление угнетения крестьянства. Соборное уложением 1649 года значительно изменило правовые нормы, регулирующие положение крестьянства. Был полностью отменяет срок давности сыска беглых крестьян. Но, в то же время, согласно Соборному уложению, крепостной не мог быть обезземелен по воле помещика и превращён в дворового, более того крестьянин имел возможность приносить жалобу в суд на несправедливые поборы. Закон даже грозил наказанием помещику, от побоев которого мог умереть крестьянин, а семья жертвы получала компенсацию из имущества обидчика. Однако эти правовые нормы не регламентировали в необходимой мере обязанности крепостных перед помещиками, что давало господам возможность  злоупотреблять своим положением.

Правовое положение крепостных крестьян в последующие годы только ухудшалось и привело к тому, что они полностью лишились гражданских прав и оказались в личной зависимости от помещиков. В результате крепостной крестьянин стал нести повинности и перед государством (в отличие от дворянина он должен был платить налог — подушную подать, введенную в 1724 году), и перед своим помещиком: он либо работал на него (барщина), либо платил деньги (оброк), либо и то и другое, взамен получая участок земли для личного пользования

О невыносимо тяжелой жизни крестьянства на Руси «чистая публика», ориентированная на европейские ценности, впервые громко заявила устами знатного придворного и  крупного российского чиновника А.Н.Радищева, получившего юридическое образование в Лейпцигском университете. Этот агент недружественного России зарубежного влияния в своих заметках о «Путешествии из Петербурга в Москву» писал буквально следующее: «Земледельцы и доднесь между нами рабы; мы в них не познаем сограждан нам равных, забыли в них человека».

Восстание гвардейских офицеров российской армии 14 (26) декабря 1825 тоже было как бы направлено не только против самодержавия, но и против крепостного права. При этом и А.Радищев, и декабристы не освобождали крестьян своих имений от крепостной зависимости! А шеф жандармов и, одновременно, Главный начальник III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии граф А.Х.Бенкендорф, руководивший следствием по делу декабристов, освободил! Он заявил участникам восстания следующее:

Вы утверждаете, что поднялись за свободу для крепостных и Конституцию? Похвально. Прошу тех из вас, кто дал эту самую свободу крепостным — да не выгнал их на улицу, чтобы те помирали, как бездомные собаки, с голоду под забором, а отпустил с землёй, подъёмными и посильной помощью — поднять руку. Если таковые имеются, дело в их отношении будет прекращено, так как они действительно поступают согласно собственной совести. Я жду. Нет никого?  Как странно… Я-то своих крепостных отпустил в Лифляндии в 1816-м, а в Тамбовской губернии в 1818-м. Все вышли с землёй, с начальными средствами. Я заплатил за каждого из них податей за пять лет вперёд в государственную казну. И я не считаю себя либералом или освободителем! Мне так выгоднее. Эти люди на себя лучше работают. Я зарабатываю на помоле, распилке леса и прочем для моих же бывших крестьян. Я уже все мои расходы покрыл и получил на всём этом прибыль. И я не выхожу на площадь с безумными заявлениями или протестами против Государя или, тем более, против Империи! 

Другом и единомышленником многих декабристов был помещик, чиновник и близкий к императору придворный А.Пушкин. Против крепостного права в своем «Колоколе» выступал А.И.Герцен, богатейший помещик и родственник самодержцев Романовых. Особенно отличился на обличении крепостничества поэт  Н.Некрасов, «личные нравственные качества... [которого], ввиду нескольких поступков, неоднозначно воспринимались современниками и остаются предметом споров». А выступали ли против крепостного права крестьяне? Нет! Они выступали против помещиков, нарушавших права крестьян! Практически все крестьянские восстания проходили под лозунгом борьбы с помещиками и за хорошего царя.  В этом просматривается интереснейшая проблема социальной психологии — разрыв восприятия действительности разными социальными стратами:  «Что для русского хорошо для немца смерть».

Отмена крепостного права в 1861 году явилась катастрофой для бывших крепостных крестьян. Получив «свободу» они оказались не в лучшем положении. Если  А.Х.Бенкендорф отпустил на свободу крестьян с землёй, с начальными средствами, «заплатив за каждого из них податей за пять лет вперёд в государственную казну», то Александр II, "царь-освободитель", в действиях графа Бенкендорфа выгоды для себя и для государства не увидел. Манифест «О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей» не предусматривал мер, предпринятых графом Бенкендорфом относительно своих крестьян. Освобождаемые манифестом крестьяне не получали землю и должны были за пользование землёй, остававшейся у помещиков, платить оброк или трудиться на барщине. В результате вопрос о земле был решен лишь Великой Октябрьской социалистической революцией.

Однако отголоски закрепощения граждан России сохранялись и в советское время. В той или иной форме крестьяне были ограничены в возможности уезжать из родных деревень. Более того в послевоенное время государство пыталось бороться, правда безуспешно, с «летунами» — рабочими, переходившими на другие предприятия с целью получения более высокооплачиваемой работы. Ни к чему хорошему это не привело. Сельское хозяйство в послевоенный период так и не оправилось от последствий индустриализации и войны, а производительность труда рабочих оставалась существенно ниже, чем в других странах.

Проблема не в рабской сути русских, а в качестве государственного управления. Как показал граф Бенкендорф, экономические проблемы должны решаться экономическими мерами. При этом экономические решения должны иметь ясные правовые  основы, безоговорочно принимаемые всем обществом, а не избранной его частью.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic