August 4th, 2020

Странник

Их нравы

В Германии новый министр окружающей среды Барбара Хендрикс в интервью одной из газет призналась, что является лесбиянкой. Тем самым, 61-летняя Хендрикс впервые открыто заявила о своей нетрадиционной сексуальной ориентации, передает издание The Local.
В интервью газете Rheinische Post Хендрикс сказала, как встречает свой первый Новый год в качестве министра, добавив, что отметит праздник со своей спутницей жизни в Берлине.
Барбара Хендрикс — член Социал-демократической партии Германии, с 17 декабря 2013 года министр экологии, охраны природы и безопасности ядерных реакторов. В 1998—2007 являлась парламентским статс-секретарем при министерстве финансов.
...

https://rus.delfi.lv/news/daily/abroad/nemeckij-ministr-vpervye-priznalas-chto-ona-lesbiyanka.d?id=44004368
Вышка_светит

Проверено временем

Петербургская образованная публика и московский читатель знали Малороссию в основном по литературным произведениям. Повести Квитки-Основьяненко русские мало читали, «Кобзарь» появится только в 1840-м, и читать его будут украинцы. Зато читали Гоголя, который представлял Малороссию страной изобильной, роскошной, богатой, веселой и счастливой. Русский читатель, если только он не жил или хотя бы не бывал на Украине, еще долго представлял себе именно романтическую, литературную Малороссию раннего Гоголя. Но русские путешественники, чиновники, землевладельцы, располагавшие имениями на Украине, или общественные деятели и ученые, которые изучали украинский фольклор, быт и хозяйство украинского крестьянина, торговлю украинского купца, – все они смотрели на эту страну совсем иначе. В сочинениях Левшина, Долгорукого, Ивана Аксакова нередко встречаем понятия: малороссийская лень, малороссийское пьянство, малороссийская бедность. Читателю Лескова придет на память рассказ «Путимец», где у несчастного больного малоросса не только коровы, но даже «козы жидивской, и той нема», а завтрак состоит из ржаной корки, что мокнет в грязной чашке с водой[559].
Поразительно, но в страшный и славный XVII век русины жили как будто богаче, несмотря на гражданские войны, татарские набеги, польские карательные экспедиции. В 1656 году через украинские земли проезжал патриарх Антиохийский Макарий. Его сопровождал сын, архидиакон Павел Алеппский, который вел путевые заметки. Если верить этому источнику, даже в то страшное время «козацкая земля» отличалась изобилием. Вблизи Киево-Печерской лавры тянулись бесконечные сады, где росли тысячи «ореховых и шелковичных деревьев и множество виноградных лоз». Шелковичные деревья завел еще Петр Могила, при нем же разводили и шелковичных червей. В Умани, далеко не самом богатом украинском городе, стояли высокие и красивые (по мнению Павла Алеппского) дома «со многими округлыми окнами из разноцветного стекла»[560]. Горожане носили «очень хорошее платье». У всякого города, большого и даже маленького села стояли водяные мельницы, построенные очень искусно, «ибо мы видели мельницу, которая приводилась в движение горстью воды»[561]. По Днепру плыли большие лодки, похожие на корабли (видимо, казацкие «чайки»). Рыбы всяких видов – полное изобилие. Путешественники дивились на множество свиней «разного цвета и вида», свиное мясо и сало уже тогда были основой местной кухни. Следы войны чувствовались в каждом городе или селе: «Вдов и сирот в этой стране множество; их мужья были убиты в беспрерывных войнах»[562], но убыль населения компенсировалась высокой рождаемостью: «…дети многочисленнее травы и все умеют читать, даже сироты», – отмечал путешественник[563].
Collapse )
Отсюда: https://culture.wikireading.ru/23467
Вышка_светит

Санитары леса



Одним из самых захватывающих научных открытий за последние полвека стало обнаружение широко распространенных трофических каскадов. Трофический каскад – экологический процесс, начинающийся на верхушке пищевой цепи и нисходящий до самого его основания. Классический пример – то, что произошло в Национальном парке Йеллоустон (США), когда в 1995 году туда вновь завезли волков.
Конечно, все мы знаем, что волки убивают разные виды животных. Но вот, что известно не так хорошо, так это то, что они дают жизнь многим другим.
До того, как волки появились вновь, а они отсутствовали целых 70 лет, популяция оленей, из-за того, что на них некому было охотиться, в парке Йеллоустон росла и росла, несмотря на все старания людей контролировать ее. Они сумели сократить количество растительности практически до нуля. Они просто выщипали ее подчистую.
Но как только пришли волки, несмотря на их малое число, они стали оказывать поразительные эффекты. Во-первых, из-за того, что они убили часть оленей. Но это было не самым главным. В гораздо большей степени они радикально изменили поведение оленей. Олени стали избегать определенных зон парка, мест, где их могли выследить проще всего, особенно лощин и теснин. И сразу же эти места стали восстанавливаться.
В некоторых районах высота деревьев увеличилась в пять раз. Всего за шесть лет испорченные склоны лощин быстро заросли лесами из осин, ив и тополей. И как только это случилось, туда стали заселяться птицы. Число певчих и перелетных птиц начало резко увеличиваться.
Количество бобров стало расти из-за того, что бобры любят есть деревья. А бобры, так же, как волки, являются конструкторами экосистемы. Они создают ниши для других видов. А запруды, которые они строят на реках, дают жилище выдрам, ондатрам, уткам, рыбам, рептилиям, земноводным…
Волки убили койотов, и в результате стало расти число кроликов и мышей, что означало большее число ястребов, ласок, лисиц, барсуков.
Вороны и орланы спускались на землю, чтобы есть падаль, оставшуюся после волков. Медведи тоже ею питались, и их популяция стала расти. И отчасти причина этого роста в том, что в растущих кустарниках стало больше ягод. А медведи усилили влияние появления волков за счет убийства некоторой части оленят.
И вот тут начинается самое интересное. Волки изменили ход рек. Реки стали извиваться. Стало меньше эрозии, русла сузились, образовалось больше заводей. На них стало больше порожистых участков. Все это благоприятно сказалось на ареалах жителей дикой природы.
Реки изменились в ответ на появление волков. И причина была в том, что восстанавливающиеся укрепляли берега, уменьшая их осыпание. Таким образом русла рек становились более постоянными.
Похожим образом это сказалось и на лощинах. Вытеснив оленей из некоторых мест, волки дали растительности на склонах лощин, где тоже была эрозия почв, восстановиться.
Итак, небольшое число волков трансформировало не только экосистему Национального парка Йеллоустон – эту огромную территорию земли, -- но также трансформировало ее физическую географию.


Утащил отсюда: https://hippy-end.livejournal.com/2825403.html
Вышка_светит

Никола Старый

В разгар Катастройки ЕМНИП в журнале Кубань мне попалась и запомнилась статья Виктора Николаевича Тростникова о становлении русский цивилизации.
По его мнению, важнейшую роль в этом становлении сыграли монастыри, в которых происходило накопление нематериальной, но вполне реальной русскости.
Разумеется, точка зрения очень спорная. Но обилие монастырей в русских городах Раннего Средневековья - твёрдый исторический факт. Причем мы даже не представляем себе масштабы этого обилия. Сегодня я их продемонстрирую.
Совсем недавно я писал о Заиконоспаском монастыре: https://shepelev.livejournal.com/4715809.html . Так вот, практически вплотную к нему на Никольской стоял другой монастырь - Николо-Греческий, известный так же под названием Никола Старый.
В середине XVI в. Иван Грозный передал территорию между Заиконоспасским монастырем и Печатным двором афонским монахам для временного пребывания. Греки построили церковь Николая Чудотворца (Никола Большая Глава). Однако монастырь подчинялся московскому Патриарху.
В 1648 г. архимандрит Иверского монастыря Пахомий перенес с Афона точную копию образа Иверской Богородицы. До постройки для нее специальной часовни у Воскресенских ворот икона находилась в Никольском монастыре. За это царь Алексей Михайлович передал монастырь греческому архимандриту Дионисию, разрешил грекам совершать в нем службы на родном языке, а год спустя там оставили только греческих монахов. Так монастырь вплоть до 1917 г. стал Никольским Греческим.
В 1720-х гг. старый собор заменили новым каменным стараниями молдавского господаря Димитрия Кантемира: у него был двор между монастырем и типографией. Монастырь с тех пор стал родовой усыпальницей Кантемиров. В 1734-36 гг. наследники Кантемира построили над собором верхнюю церковь во имя Иверской иконы (позже — Успения). В 1767 г. Матвей Кантемир обновил монастырскую церковь во имя свв. Константина и Елены (1644).

Москва. Доходный дом Николо-Греческого монастыря
Восстановленный после пожара 1737 г., монастырь почти не изменялся до конца XIX в. Поновляли — по проекту М.Казакова — только главный собор: он сильно обветшал к к. XVIII в. Тогда он приобрел классический вид с портиками и большим куполом и башенкой, известный по старым фотографиям.
Большая реконструкция монастыря началась в к. XIX в. В 1893 г. по проекту Г.Кайзера и К.Буссе были сооружены новые дома для келий и доходных помещений, которые располагались по границам монастыря (в западный корпус включены части монастырских построек XVII–XVIII вв.). В 1902 г. Г.Кайзер выстроил в русском стиле здание в стиле "барокко" по Никольской улице. Оно было полностью торговым, а посередине располагалась часовня св. Николая Чудотворца и колокольня.
В начале 20-х гг. XX в. монастырь закрыли, а в 1935 г. сломали главный собор. Перед разрушением румыны выкупили останки Дмитрия Кантемира. Останки же Антиоха Димитриевича взять не захотели: сочли его предателем, «переметнувшимся» на русскую сторону, и могила Антиоха пропала при сносе Никольской обители, как и могилы грузинской царицы Катерины Георгиевны, грузинского генерала Парсадана Папунова, кахетинского князя Чолокаева и архимандритов Никольского монастыря Аверкия, Самуила, Киприана и Нафанаила. Часть надгробий была передана в музей при Донском монастыре.

https://um.mos.ru/houses/nikolskiy_monastyr_5852/
На фотоснимке то самое здание в стиле барокко. Кто был руководителем строительства - Кайзер или Буссе - вопрос спорный. Каждая из точек зрения имеет своих адептов.

А теперь о Заиконоспаском монастыре, о бывшем доходном доме монастыря, в котором встроена часовня:
Построен в 1899‑1900 годах архитектором Зиновием Ивановым. Колокольня над домом повторяла колокольню церкви Успения на Покровке. В этом корпусе до 1917 года находился большой книжный магазин Ивана Сытина.
(Викимапия)
На фасаде этого дома расположена мемориальная доска:
Москва. Доходный дом Заиконоспаского монастыря. Мемориальная доска

О В.Н.Тростникове: https://ruskline.ru/opp/2017/sentyabr/30/on_byl_umnejshim_i_serdechnym_russkim_chelovekom/
Больше о Николо-Греческом монастыре - в замечательном и богато иллюстрированном рассказе моего уважаемого друга vladimirdar: https://vladimirdar.livejournal.com/86316.html