avdotijperz (avdotijperz) wrote in moyleningrad,
avdotijperz
avdotijperz
moyleningrad

Category:

Для всех, кто по наивности полагает, что советское руководство не знало о планах нацистов ч.2

Статья советского историка Е.Тарле в журнале "Историк-Коммунист" 1938 года.

"ВОСТОЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО" И ФАШИСТСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА

Эта "программа шести союзов" дополнялась такой же щедрой программой колониальных завоеваний в Африке, Индонезии и т. д. Все это писалось в 1915 году.

Но вот грянула февральская, а затем и Октябрьская революция в России; с другой стороны, обнаружилось, что после вступления Соединенных штатов Америки в войну надежды на окончательное сокрушение Англии весьма и весьма потускнели.

И тогда-то, в дни брестлитовского мира и в весенние и летние месяцы 1918 г., с новой силой воскресает лозунг "Мольтке против Мэхэна", а осенью, в особенности после катастрофы германской армии 8 августа между Анкром и Авром, этот лозунг в исправленном и дополненном виде превращается в довольно стройную систему новой тактики германской дипломатии с целью добиться приемлемого мира.

О колониях уже ничего не говорится, и когда не весьма щедро одаренный умственными способностями Пауль Рорбах, засидевшийся в гостях у "гетмана" Скоропадского в Киеве, заикнулся о том, что французам следует предложить отказаться от Марокко и Алжира, то ему из Берлина велено было немедленно умолкнуть.

Нет, не в колониях дело: все уступим Англии и Франции на Западе и за морями, - лишь бы они дали нам "свободу рук на Востоке" ("die frei Hand im Osten").

Место не позволяет привести образчики поистине бредовых фантазий, возникавших в германской буржуазной прессе в эти последние месяцы перед окончательной капитуляцией и разгромом Германии. Даже распределялись уже электростанции между Сименс-Гальске и другими фирмами: кому взять Томск, кому электрифицировать Ташкент. Уже высчитывалась нагрузка рельсопрокатных заводов Германии ввиду близкой необходимости дублировать Сибирскую железную дорогу и т. д.

Кратковременное занятие русских территорий весною и летом 1918 г. имело поистине роковое значение для психологии вождей буржуазных партий Германии вообще, а реакционно-монархических и фашистских группировок в особенности: большая часть их крепко и надолго уверовала в полную будто бы легкость аннексий на Востоке и в дальнейшем будущем.

Вот наступает страшная для Германии осень 1918 г.: отпадение Болгарии, отпадение Австрии и Венгрии, разгром Турции и, наконец, полная сдача самой Германии на милость победителей, Германские войска эвакуируют Украину, Польшу, балтийские земли, Литву. Подписывается затем 28 июня 1919 г. ужасающий для Германии версальский мир. Отражается ли вся эта неслыханная катастрофа на отмеченной только что иллюзии? Нисколько! Буквально на другой день после поражения Людендорф пресерьезно выступает со своим знаменитым предложением, переданным Жоржу Клемансо: он предлагает совместный поход французских и германских войск в Россию для низвержения советской власти; верховным главнокомандующим пусть будет маршал Фош, а он, Людендорф, любезно берется быть начальником штаба. Этот план Клемансо назвал "бредом помешанного". Старому французскому "тигру" показался бессмысленным расчет Людендорфа на глупость французов, на то, что

стр. 93
французы могут не понять, куда метит Людендорф! А мысль Людендорфа была весьма прозрачна: в награду за "спасение Европы от большевизма" Германии было бы позволено взять любые территориальные компенсации за счет земель Советского Союза. Не прошла эта глубокомысленная идея! Но прочно засевшая во многих головах мысль продолжала жить в Германии...

Да не подумает читатель, что эта мысль, например, исчезла вовсе в годы после Рапалло, в годы руководства Штреземана внешней политикой и исправного действия веймарской конституции. Когда Штреземан скончался, то в некоторых некрологах его похвалили за попытки "доверительно" убедить Бриана в необходимости "компенсировать" Германию на Востоке и этим создать возможность и предпосылки к "чистосердечному франко-германскому примирению".

Но если для кого мысль о возможности и легкости захватов на Востоке сделалась в самом деле какой-то патологической "неподвижной точкой", то это для Гитлера и гитлеровцев, еще задолго до их воцарения в Германии.

Для "национал-социалистов" эта идея была тем более заманчива, что надежда на территориальные приобретения тут сопрягалась с упованием на сокрушение ненавистного советского строя.

Известно, до какой небывалой по наглости и наивности выходки дошел германский фашизм в эти первые "медовые" месяцы своего существования. Летом 1933 г. в Лондоне собирается конференция держав по вопросу об экономической ситуации и о способах ее поправить. И тут, в присутствии представителя Советского Союза, Гугенберг развивает мысль о необходимости "предоставить" Германии экономическую "свободу рук"... на Украине! Потом в английских газетах писали, что участники конференции, по собственному позднейшему своему признанию, ушам своим не поверили, слушая Гугенберга. Ему дали, конечно, понять, что после его изумительной выходки дальнейшее его пребывание в Лондоне не является необходимым для конференции. Гугенберг вылетел из Лондона на самолете, и улетел безвозвратно: в Берлине поспешили лживо удостоверить, будто его выступление произошло по личному вдохновению. Конечно, это была не первая и не последняя официальная ложь германского фашизма.

Гугенберг только выразил громогласно сто раз повторенное "скромное" предложение гитлеровцев западноевропейским державам: немцы берут на себя вооруженную борьбу против "большевизма", а в награду просят Украину.

"С Англией против России!" По следам тевтонских рыцарей, вперед, на восток! "Германским мечом добыть для германского плуга пашню, для германской нации хлеб!.." "Если желать почвы в Европе, то это можно осуществить только за счет России!" (I, 147). Таковы нагло-откровенные призывы Гитлера.

Для подобной политики, глубокомысленно пишет Гитлер, в Европе есть лишь один возможный союзнику Германии - это Англия. Гитлер с отчаянием вспоминает об "ошибке" германской дипломатии, отвергнувшей союз с Англией (в 1899 - 1900 гг.). "Кровь в 1904 г. в десять раз сэкономила бы кровь, пролитую в 1914 - 1918 гг.", если бы Германия "взяла на себя роль Японии" (т. е. тогдашнего союзника Англии) против России.

Но вот англичане, например, никак не могут взять в толк, что если они не хотят отдать Германии колонии, то, по крайней мере, должны одобрить нападение на Чехословакию, Литву и Советский

стр. 94
Союз. "Что делает таким бесконечно трудным разговор с англичанами (unendlich schwer!), это - основное свойство их пуританской натуры все события на свете ставить перед своим моральным судилищем. Вследствие этого их свойства дискуссия постоянно отвлекается от деловых вещей к моральным оценкам", - так жалуется Зонненголь на англичан, не понимающих, что нужно же Германии дать время усилиться за счет "европейского Востока" раньше, чем Гитлер "всерьез" заговорит о возвращении колоний1 . Самое любопытное, что гитлеровская публицистика несколько раз с обезоруживающей откровенностью объясняла печатно своим читателям явное и вопиющее противоречие, существующее между отчетливо выраженной мыслью Гитлера о несвоевременности для Германии активной погони за заморскими колониями и постоянно повторяемым теперь предъявлением к Англии требования возврата африканских колоний Германии. Оказывается, никакого противоречия нет, а это просто "тактический прием": чем чаще беспокоить Англию напоминанием об африканских колониях, тем легче последует со стороны Англии согласие, хотя бы молчаливое, на "приобретение восточного пространства" Германией в Европе, начиная с Австрии, продолжая Мемелем, Судетской Чехией и кончая Украиной.

Повторяя на все лады мысль об единоспасающем значении завоевания "европейского Востока", Гитлер не забывает, конечно, об этом и в своем "политическом завещании" (politisches Testament), которое заблаговременно составил - хотя отнюдь не собирается еще помирать - и для пущей торжественности напечатал разрядкой во втором томе своей книги: "Заботьтесь о том, чтобы сила нашего народа покоилась не на основе колоний, но на почве европейского отечества. Не считайте никогда государство обеспеченным, если око не может на столетия вперед обеспечить каждому отпрыску нашего народа собственную земельную недвижимость. Никогда не забывайте, что священнейшее право на свете - право на землю, которую человек сам желает обрабатывать, а священнейшая жертва - это кровь, которую человек проливает на землю"2 . И тут же эти слова, ни в малейшей степени не нуждающиеся в комментариях, поясняются с той назойливой многословной манерой, которая так характерна для самовлюбленного самоучки, впервые взявшегося за перо, если он располагает крайне ограниченным запасом основных мыслей. И снова многозначительная разрядка в шрифте: "Не западная и не восточная ориентация должна быть будущей целью нашей политики, но восточная политика в смысле приобретения необходимой земельной площади для нашего немецкого народа"3 .

В 1936 г. в своей знаменитой речи в Нюрнберге, на сентябрьском съезде национал-социалистической партии, Гитлер уточнил свою мысль. Оказалось, что если бы "приобрести" Украину, Урал и Сибирь (по другой версии: Украину, Урал и Кавказ), то "всякая германская хозяйка почувствовала бы, насколько ее жизнь стала легче". Следует, впрочем, заметить, что география вожделенного "европейского Востока" никогда не была самой сильной стороной скромной, вообще говоря, эрудиции "фюрера". Достаточно указать, например, на тот пересчет мест "кровавых сражений мировой войны", который он дает:

1 "Die Tat", August 1937, S. 347. Abteilung: Deutsch-englische Gesprache.

2 "Mein Kampf". II, S. 327 - 328.

3 Jbid., S. 330

стр. 95
"Сомма, Фландрия, Артуа, Варшава, Нижний Новгород, Ковно и Рига"1 . Нижний Новгород влетел сюда внезапно, как плод того же освобожденного от всяких пут вдохновения, которое заставило Урал поставить рядом с Украиной и тем самым указало германскому народу еще на одну заманчивую и обширную цель - овладение также территорией, отделяющей Украину от Урала, ибо иначе как же обеспечить сообщение между этими частями будущей "Великогермании" (Grossdeutschland)?

Tags: Великая Отечественная Война, Победа, СССР, идеология, история, фашизм
Subscribe

  • Вена. Швейцарские ворота

    Швейцарский двор, о котором я рассказал в прошлый раз, тоже сквозной. С одной стороны у него выход в маленький двор, и которого можно попасть на…

  • Каунас. Лютеранская церковь

    Продолжая разговор на тему смешения различных культурных и религиозных пластов в Литве вообще и в славном городе Ковно-Каунас в частности, скажу, что…

  • Минск. Новый стиль

    Как я уже писал, улица Ленина в Минске проходит по границе Верхнего Города. Именно на ней стоит католический кафедральный собор Девы Марии, это я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments